Памяти В.Б. Кушнирика

( С разрешения Хмельницкой областной федерации киокушинкай карате http://www.tsunami.km.ua/ )

Вся жизнь в каратэ или Как это было ?

УРОК 7: Приобретая опыт

«Дурак учится на своих ошибках, а умный на чужих». Эх, если бы все было так просто. В каратэ просто не возможно не ошибаться и только так получать необходимый опыт. Прочтите воспоминания любого мастера и убедитесь в этом! Вот в этой главе я хочу вам поведать, с чем сталкивался сам и из чего приобретал опыт.
Киокушинкай – агрессивный стиль, но для меня каратэ начинается с защиты. Про два своих подбитых глаза я уже рассказывал. Поэтому с детства меня очень интересовало не только бить, но и уметь защищаться. Помню, в начале своих занятий каратэ я очень много уделял внимания на защиту лица от ударов. Отрабатывал это с друзьями после тренировок. Однажды, лет в тринадцать, поздно вечером я возвращался домой. Меня остановил здоровый лоб лет двадцати и стал стрелять у меня деньги. Я видел, что ему нужно просто на ком-то оторваться (какие деньги могут быть у советского школьника?). Убегать мне было стыдно, хоть я знал, что с ним не справлюсь. Интуитивно я чувствовал, что он меня ударит в голову. Я не ошибся. А вот он не попал. Ура верхнему блоку! После этого у меня появилась уверенность, что я на правильном пути, раз такая дылда не может меня ударить. С укреплением защиты укрепляется вера в себя, появляется возможность атаковать самому. Поэтому я стараюсь вначале научить защищаться, а затем и атаковать. Посмотрите, как скованно ведут себя некоторые ученики в атаке. А все  потому, что он боится контратаки. Он не готов к ней ни практически, ни психологически. Очень часто мне попадаются ребята, занимавшиеся у других тренеров, с уже поставленным ударом, но не умеющие элементарно защищать ноги или корпус. Он даже не догадывается, что это возможно! Для него каратэ – это удары! До первых серьезных боев… В 94 году в команду нашего клуба пробился прекрасный легковес из Подволочиска Олег Гладын. Несмотря на легкий вес, он отправлял соперников в нокаут вертушкой в прыжке, быстрее, чем остальные пробивали лоу-кик. Но эти самые лоу-кики он абсолютно не умел блокировать. Я показал ему, что он должен уметь и как это отрабатывать. До турнира оставалась неделя. Олег серьезно подошел к этой задаче и на международном турнире победил, еще трижды укладывал своих противников вертушками, заодно не пропуская лоу-киков. А в году 95, на Евроазиатском турнире в Москве в нашей команде Украины был легковес из Николаева. Он был крепкий и тоже обалдено бросался пятками. Пропуская лоу-кики, презрительно улыбался. После первого боя я сказал, что он много пропускает ударов по ногам. Он снисходительно мне объяснил, что это для него не проблема. После третьего боя его вытаскивали с татами. Мало того, что проиграл от ударов по ногам, еще и сам не мог ходить. Довыпендривался.

Маваси-гери в исполнении Кушнирика В.Б.
С опытом боев приходит уверенность в себе, а вот самоуверенность – это уже плохо! Нельзя недооценивать соперника! Даже которого хорошо знаете! Очень часто мы получаем травмы, не настроившись на бой с заведомо более слабым противником. А спаррингуя с новичками, нужно быть предельно собранным! Они так и норовят попасть в пах или глаз, подставить острую коленку или локоть. Но вы сами выбираете, куда атаковать и сами должны быть готовы к любой атаке! Нечего валить на неумелого новичка! Он бьет и защищается, как умеет. Бывает, что мы недооцениваем соперника по внешнему виду (рангу пояса, сроку тренировок и т.д.). Так один литовец в армии чуть не выбил мне глаз пяткой, ( я не думал, что такой пухленький парень способен так кидать ногами). В 1994 я сдавал Ханши С.Арнелю на первый дан. Перед этим готовился потрясающе! Даже похудел на 7 кг. Был готов и физически и морально. Многочасовую техническую часть экзамена сдал без проблем ( я это видел по довольному лицу А.Танюшкина, который тогда меня курировал) и знал, что в боях я, как минимум, не буду лежать. Уверенность мне придавала многомесячная подготовка. После физо, которого даже не заметил, начались бои. Вначале все претенденты на пояса дрались одновременно друг с другом. Я, даже не выкладываясь, работая в свое удовольствие, некоторых отправил в нокдаун. Но через какое-то время Ханши объявил, что сейчас будут все претенденты драться по одному контрольному бою. Меня назвали в первой паре. Мне в соперники достался худой, патлатый парень. Я знал, что он ученик Фомина. И хоть он был выше меня, я его не воспринимал  всерьез. Мне казалось, что он может максимум крутить ката. И я начал бой довольно снисходительно. Я думал, что полностью контролирую схватку и что, нокаутировав этого парня, я себе не добавлю авторитета, а вот ему создам проблемы на экзамене. И я бил не в полную силу, не встречая серьезного сопротивления. Даже пробил его не сильно пяткой сверху в голову. Может это и послужило поворотной точкой. Вдруг он крепко дважды приложил меня в печень. К счастью не пробил. Но я вскипел. Я его, понимаешь, жалею, а он наглеет! Я рявкнул ему  что-то вроде «Эй ты, полегче!», имея в виду, что сейчас разозлюсь. Но он меня не слушал. И у нас пошла заруба! Помню, только, что Арнель то и дело растаскивал нас. Так мы ничего друг другу не доказали. Я остался злой, что сразу не лупил этого парня, как следует. Каково же было мое удивление, когда мне сказали, что этот парень, с внешностью худого металлюги – Чемпион Москвы! Константин Белый. Через год он стал Чемпионом России. Оказалось,  прекрасный парень, а теперь еще и замечательный тренер! Иногда я думал, а как бы я вел бой с ним, если бы знал, кто передо мной? Это послужило мне уроком. Кстати, из тринадцати претендентов на даны, нас тогда сдало только пять человек. В том числе, я и Костя. Когда я сдавал на второй дан (Костя тоже), мы не попали в пару. Но я проводил бои очень внимательно и, когда какой-то парень с Уфы стал зарываться, я был к этому готов и до вмешательства Арнеля успел ему травмировать ребра. На том экзамене меня подвела гордость. Я стоял, среди претендентов на второй дан, четвертым по счету. Арнель любит вначале проверять ката по одному человеку (так трудней сосредоточиться). Он предлагает выбрать ката и его исполнить. Первый, Костя Белый, выбирает Сейенчин (я тоже готовил Сейенчин). Второй за ним, кажется, Мешков из Ульяновска, тоже делает Сейенчин. Третий – Андрей Ануфриев и опять Сейенчин! Впечатление, что мы больше ничего не знаем. И, когда очередь дошла до меня, я рявкнул «Гекусай Шо!». И тут же стал вспоминать, как он начинается… Вот эту заминку Арнель заметил, и весь оставшийся экзамен я должен был лесть из кожи вон, доказывая, что достоин второго дана. Мне удалось на сдаче физических кондиций выделиться в лучшую сторону. Я видел, что последние минуты вся экзаменационная комиссия с улыбкой наблюдает за мной. А у меня сил хватило бы еще на две таких кондиции! По другим претендентам я видел, что они вряд ли последние месяцы бегали по 15 раз подряд на 9 этаж и обратно. Как сказал мне потом на сайонаре известный сенсей С.Степанов, «Арнель о…ел от твоей физухи!». Эх, если бы он еще видел, как я подготовил Сейенчин! Как часто мы сами создаем себе проблемы, а потом героически с ними боремся.
Не всегда я был первым. Сейчас мало верится, но по началу занятий в киокушинкай я боялся бить в полную силу. Мне казалось, что это слишком жестоко. Тем более, что на тренировках мы все равно щадим друг друга. Тем более приходится осторожно работать, когда твой партнер готовится к турниру. Когда-то я приложился Тарасу Кияшко в бедро, а ему на следующий день нужно было принимать участие в отборочном турнире союза. Тогда обошлось, хотя мы с товарищами растирали ему бедро весь вечер. Так что иногда приходится себя сдерживать, даже когда твой партнер долбит тебя прилично. Но был у меня инструктор, с которым никто не хотел драться. Петя Скабык. Он и на тренировках сражался так, словно от этого зависела его жизнь. Ребята не хотели вставать с ним в пару. Я тоже не понимал этого, но мне было стыдно уклоняться от боя с ним. Приходилось драться – по-другому он не понимал. Помню, раз он меня достал и я вполне сознательно дал ему Каге-гери в лицо. Рассек ему скулу, но он, вытирая кровь, хотел драться еще больше. Я все же отправил его к умывальнику. Иначе наш бой закончился бы более серьезной травмой. В другой раз он все- таки попал мне ногой в голову, но не достаточно хорошо, потому что сразу получил сам и вдобавок я влепил ему сильный удар пяткой в корпус. Петя отлетел спиной на выступающий угол стены. А я вдруг понял, что я дал ему пяткой именно, что бы он отлетел на этот угол. Вот такой «спарринг». Так продолжалось несколько лет…Были у нас и специальные боевые тренировки. Мы дрались целый час, меняясь в парах через каждые минут пять. Начинало одновременно в парах человек тридцать. Через час оставалось человек шесть… Травматизм был приличный. Сейчас я себе не позволяю таких тренировок – ребята разбегутся. Бывало, что, работая в парах со своими  уже титулованными учениками, я тоже осознанно зарубался. Не успокаивался, пока партнер не упадет. Но со стороны я слышал: «У Кушнирика сегодня крыша поехала…». Наверное, был не прав. Справедливости ради надо сказать, что и сам огреб от партнеров вагон травм. Такое у нас каратэ.
Бывает, что прекрасные ребята покидают каратэ, столкнувшись с инструкторским или судейским произволом. Много раз я сам видел, как корявых мужиков за уши вытягивают на пояса, а толковых, но своенравных зарубают. Подло это и мелочно. Честнее прямо сказать такому парню: «Я не хочу принимать у тебя экзамен потому, что боюсь, субъективно оценю тебя слишком придирчиво». Ну а наглость судей – это просто последняя подлость по отношению к участникам соревнований и их инструкторам, порожденная низменным желанием хоть так доказать свою состоятельность. Ну, а как это доказать спортсмену? Как я должен был объяснить Роме Рудому, что его явное техническое превосходство и блестящие подсечки судьи на турнире в Закарпатье просто не хотят оценить. Как ему потом сказать: «Да это ерунда. Ты тренируйся и потом, может, повезет…с судьями..». Как должен был чувствовать себя Олег Глух, когда его сопернику за удар в пах дали Ваза-ари? Киевский судья бил себя пятками в грудь, доказывая, что он видел, как удар пошел в живот. Ну, может у него в этом месте живот? Конечно, от ошибок никто не застрахован. Но я имею в  виду наглый произвол. Так вот я к чему веду. Готовьте своих бойцов так, что бы самый подлый судья не мог придраться. Побеждать только явно! В технике быть на голову выше остальных! Будем надеяться, что амбициозные бездари вскоре исчезнут из нашей системы. Не надо опускаться на их уровень. Помню, как на одних соревнованиях хозяева дико судили в одни ворота. Один мой знакомый инструктор сказал: «Я больше в их организацию не приеду!». «Приедешь»,- ответил я,- «Если у тебя будут такие ученики, как Олег Глух, ты приедешь. Ради них приедешь.». Олег тогда победил.
Сам я сталкивался с другой, прикольной, стороной организаторов соревнований. В году 1996 я попробовал свои силы в соревнованиях по ката. Кстати, это оказалось очень интересно в плане новых задач. Попробуйте и вы и поймете, что тут тоже своя специфика. Не вдаваясь в подробности, в общем, я выиграл. Я уж если соревнуюсь, то подхожу к этому очень ответственно. Тут ко мне подходят организаторы и говорят: «Извини, но у нас спонсоры выделили призы только для своих…». И вот стою я, как идиот, на высшей ступеньке, мне дают грамоту, а тем кто ниже дарят магнитофоны. В зале смех…
Пробовал я соревноваться и тамешивари. В принципе успешно. Дважды становился вторым в Украинской Ассоциации, пропуская вперед более тяжелых и сильных соперников. Зато сам теперь имею опыт подобных турниров. И там важнее техника, а не сила.
А вот первый мой турнир по киокушинкай получился курьезным. Соревнования проходили на арене цирка. В первом бою против харьковчанина мне удался Уширо-гери. Я остался смотреть, с кем предстоит драться дальше. Два парня так усиленно молотили друг друга, что позабыли о правилах. И их обоих дисквалифицировали. Так как участников было не много, я автоматом попал в финал. А вот мой соперник, хороший парень из Николаева, провел два тяжелейших боя и собрал целый букет повреждений. Мне даже совестно было выходить с ним драться. Но он сам не хотел больше травм и, выйдя на арену, отказался от боя. Так я стал победителем, затратив больше сил в показательных выступлениях… Мне даже долго не хотелось признаваться в этом в родной секции. А много соревноваться я не мог. Тут так – или ты больше уделяешь внимания себе, или своим ученикам. Да плюс еще травмы. по молодости я поразбивал все, что мог. Особо страдали связки левого локтя и голеностопы. Тернопольские врачи, после очередного разрыва связок в 96 году, поставили приговор – кранты спорту. Я плакал от бессилия, мне было всего 28 лет… Врач сборной России Яицкий звал к себе в Екатеринбург . Но друзья устроили мне операцию в платной клинике в Харькове. Мне вшили новые связки. Хирург только очень боялся, что я не дам им врасти нормально и вновь все порву. Но все обошлось. А через 4 месяца я уже проводил первые бои на весенней аттестации. И хоть потом еще долго боялся повторения травмы, в тот момент я был самым счастливым человеком. Я очень благодарен моим друзьям, врачам и бывшей жене Татьяне за то терпение, что она проявила в период тех моих операций. Я ведь тогда с ума сходил от невозможности тренироваться. Вообще, выходить на прежний уровень после таких травм – это тоже серьезная школа и подготовка.
Нам повезло – у нас уникальное увлечение. Киокушинкай требует скорости, силы и выносливости, смелости и осторожности, холодной головы и спортивной ярости, гибкости и жесткости, плавности и резкости, практичного примитивизма и изобретательной логики и т.д. То есть, часто вещи взаимоисключаемые. Но, как показывает практика ,– это реально! Может по этому киокушинкай так притягателен? Если вы выбрали его – гордитесь! Это самодостаточный стиль, по жесткости сравнимый с тайским боксом, но по самодисциплине ушедший далеко вперед. Однако следите, чтобы ваша гордость не приобретала очертаний звездности, иначе ошибки (и похлеще моих) вам гарантированы! Надеюсь, мой рассказ не только развлек вас, но и заставил сделать для себя какие-либо выводы. Конечно, многое осталось не освещенным, но я еще не выпускаю мемуары.

Похожие по тематике публикации:



Комментариев нет:

Отправить комментарий