Памяти В.Б. Кушнирика

( С разрешения Хмельницкой областной федерации киокушинкай карате http://www.tsunami.km.ua/ )

Вся жизнь в каратэ или Как это было ?

Урок 3: Армия

Итак, поезд понес меня в Горьковскую область, нафаршированную учебными, военными центрами. Мне казалось, что впереди настоящая школа мужества, не лишенная романтики. Я был воспитан в духе славных традиций Советской Армии. По военной подготовке у меня было в школе «отлично». Я защищал честь школы на соревнованиях по стрельбе из Тоз8. Ну что ж,  я действительно прошел школу. Но отношение к армии испортилось навсегда. Не буду рассказывать о всех своих злоключениях, об этом можно написать роман, поведаю лишь о каратэ. Благодаря моему личному делу очень быстро разнеслась весть о моих занятиях. Да и на второй день мне пришлось огреть одного узбека (прослужившего целых пол года!), слишком рьяно предлагавшего мне застелить его постель. Потом сержанты попросили показать чего-нибудь этакое, и я ногой разбил ящик из- под противогазов. Растроганный старшина пообещал меня сделать каптерщиком!

На третий день праздновали День победы. Нас, новобранцев, повели в гарнизонный городок. Иду и слышу  с соседнего стадиона: «А теперь выступает группа рукопашного боя  под руководством инструктора сборной округа Эдуарда Кана!». Я понял, я должен найти этого Кана.

Кушнирик В.Б. Армия. Спортивный зал.Сержанты разрешили мне на зарядке заниматься по собственному усмотрению. И вот через несколько дней я растягивался утром в яме для прыжков в длину. Подходит ко мне невысокий паренек в спортивном костюме и спрашивает: «Занимался?». «Да», -говорю. «Много?» «Много. Пять лет. А ты?» «Я чуть-чуть» «Сколько?» «Восемь лет…». Мы познакомились. Его звали Игорь Трященко. Он занимался каратэ в Корее, живя с родителями в советском посольстве. Тут он тренировался у Кана. Игорь записал мои данные и пообещал меня найти. Нашли меня в бане. Подошел ко мне Трященко  в форме сержанта и невысокий, щуплый капитан-кореец. Это и был Эдуард Михайлович Кан. Он поинтересовался, каким стилем я занимался. Я сказал, что Тхеквондо. «А что это такое?», спросил Кан. «Это каратэ такое. Корейское…». Он был удивлен. Сам он занимался Киокушинкай. Это тоже мне ничего не говорило. Они договорились с моими сержантами, и после обеда я пришел на «смотрины» в спортзал учебного центра. Кан просил меня показать то, другое, и, вроде, остался доволен. «Ногами бить мы тебя не будем переучивать, а вот над руками поработаем». Помню, как я потом, с открытым ртом, смотрел на спарринг Трященко с прапорщиком Кузьминым. Мне казалось, что я никогда так не смогу. Это был красивый, плотный, техничный бой… Через несколько месяцев, я не испытывал в спарринге с Трященко никаких проблем. Всегда старайтесь учиться драться у тех, кто вас превосходит, и прогресс обеспечен! Мне пообещали  в тот раз, что после принятия присяги, меня заберут в команду. Забрали. Правда, при помощи всяких махинаций. Так я попал в спортзал, где прожил целый год. А ведь мог стать Каптерщиком!

Кан занимался с нами каратэ киокушинкай. Конечно, это был не совсем тот киокушинкай, который расцвел после снятия запрета. Многие детали были явно Шотокановские, но мы тогда в этом не разбирались, а заниматься у Кана было интересно. Сам он отличался поразительной резкостью. Его удары руками не уступали в скорости ударам Брюса Ли. Их тоже не было видно. Однако все занятия ориентировались на соревнования по рукопашному бою. В то время он чрезвычайно расцвел на фоне запрета. Проводились первенства округов  вооруженных сил, силовых министерств. Вот я и попал в легальную спортивную среду.

К нам на тренировки приходил Денис Кузьмин, старшеклассник из местного военного городка. Вот как-то через него в школе военгородка открыли секцию рукопашного боя  для детей военнослужащих. Я стал там инструктором. Вот мое официально-полулегальное начало тренерской карьеры. Я получил кучу льгот и прекрасную возможность тренироваться. С ребятами мы прекрасно нашли общий язык. Скоро  с показательными выступлениями мы объездили пол- области. А через год выступали на День победы, как Кан  год назад. Вскоре я так отошел от службы, что она сама за мной примчалась. А то ведь начальник физподготовки мог меня не видеть по три дня. А это уже дезертирство. Да и я здорово светился на «гражданке». Меня неоднократно предупреждали и прощали, благодаря растущим спортивным успехам, но я сам лез в петлю, забив на армию. Не помогло то, что спортом уже заработал себе кандидата в мастера спорта и сержанта. Воспользовавшись отпуском моих тренера и начфиза, начальство учебного центра отправило меня в «ссылку». Первоначально планировали в Среднюю Азию, но друзья из штаба подменили документы, и я попал в Белорусский военный округ, город Гродно. Направляли в артиллерийскую часть, но я честно рассказал о себе на распределительном пункте. В тот же день я сбегал в спортзал дивизии и дал свои данные. Не успел я прописаться в части, как туда пришло уведомление с приказом откомандировать меня в спортвзвод…

Кушнирик В.Б.1988 год.В сентябре 1988 года я выиграл первенство БВО. Перед самыми соревнованиями я пробил ступню гвоздем. Но при поединках я об этом забыл. Конкуренция была меньше, чем в Московском ВО. На кону – звание мастера спорта СССР. Вот такой подарок я сделал себе на 20-летие!

В целом мои похождения в Белоруссии  мало чем отличались от жизни в горьковской области. Только не было Кана. Впрочем, Кан был. Но не тот.

Как-то, валяясь в госпитале с растяжением голеностопа, я на вечерней проверке услышал фамилию «Кан». Познакомился со сверстником –корейцем, наивно думая, что он родственник моего тренера. Откуда я знал, что у корейцев всего-то фамилий Пак, Ли, Ким, Кан и почти все… Саша Кан  затем стал моим лучшим другом и тоже заразился каратэ. А получалось все у него просто на загляденье!

Вот так проходила моя спортивная служба. Но  кроме этого, в армии мне пришлось немало повоевать за свое достоинство. Дрался не редко, даже за штык-нож хватался…В армии я стал бить жестко, чтобы вырубить одним ударом. Ситуации обязывали.

Раз на меня в столовой бросился огромный, обкуренный грузин Гия. Что-то я ему не очень вежливо сказал. Перед своими земляками он хотел провести показательное наказание. Как он, видимо, удивился, когда его удар не достиг цели, а сам он отлетел на стеллажи с хлебом. Я думал ему хватит и уже уходил из столовой, как вдруг, слышу, что-то сзади несется и сопит, как паровоз. Развернувшись, я встретил Гию ногой, но она увязла в его пузе. Я, чтоб освободиться, дважды засветил Гие кулаком в глаз, но на обкуренную тушу это не произвело впечатления. Вскоре нас растащили. Причем, когда меня оттаскивали, Гия все же  единственный раз попал в меня кулаком. Несколько дней челюсть ныла. Пока я вырывался, Гия исчез. Вдруг  смотрю все шарахаются от меня, а ко мне летит Гия с огромным резаком для хлеба. Вот тут я ясно помню, что сам был готов драться на смерть. Мгновенно созрел план, как обезоружить этого медведя… Нас растащили опять. Обоих арестовали. Все же драка с холодным оружием. Через несколько минут меня начало трясти от волнения. Ведь Гия пытался меня убить. Во время драки я даже не успел испугаться и оценить всю опасность… Вечером я снова пришел в эту столовую. На раздаче стоит земляк отправленного на губу Гии и пристально смотрит на меня. Ну, думаю, поужинал я сегодня. А он меня спрашивает: «Это ты с Гией дрался?». «Я.» Говорит: «Малядэц!» и накладывает мне целую миску мяса…

Было раз, что бросился выручать приятеля-белорусса в толпу казахов. Пока расталкивал их, приятель-белорусс убежал…

В армии я и сам поступал иногда нечестно и злобно. Как говорят «с волками жить…».

Мне стыдно до сил пор за некоторые мои поступки. Там я стал более злобным и ожесточенным. Но благодаря ей я получил бесценный опыт борьбы на татами и вне его. Там я пережил столько всего, что еще десятилетие мне вновь снилось, что я опять в армии. Еще раз повторюсь, это отдельная, большая история. Только гауптвахты я набрал целый месяц. Но я рад, что смог защитить некоторых своих друзей. Они мне писали после домой. В армии я решил, что теперь свяжу свою жизнь со спортом. Не вышло из меня архитектора…

Похожие по тематике публикации:



Комментариев нет:

Отправить комментарий