Лагеря муай тай ( автор - Monkey Nak Muay )

Для большинства адептов т.н. традиционных боевых искусств апогеем Пути (именно так, исключительно с большой буквы, многозначительно закатывая глаза, с таинственным придыханием, произносят слово «путь» истинные «воины») существуют определенные вехи в нелегком и опасном деле постижения секретов мастерства. Среди них  в порядке набора валентности есть такие, как:
1. Пожать руку и сфотографироваться с настоящим китайским (японским и т.д.) «мастером». Иногда адепты становятся жертвами обмана: организаторы многочисленных семинаров подсовывают им какого-нибудь казаха, торговавшего на рынке арбузами, обряженного на семинаре в подобающую случаю одежду (хакама, кимоно, ифу). Как это ни печально, но многие адепты так и остаются в полном неведении относительно истинного происхождения такого «мастера» и продолжают черпать глубокие знания очередного смертельного боевого искусства у «истинного» носителя тайной информации, вовремя врубившегося в то, что торговля секретами боевых искусств является более выгодным бизнесом, чем сезонная торговля арбузами.
2. В результате упорного постижения сокровенных тайн боевого искусства получить внезапное озарение и стать гуру (сенсеем, сифу). Став гуру, собрать вокруг себя общину из экзальтированных женщин и  параллельно с «обучением» дам, страждущих приобщиться к сокровенным тайнам Востока, бесплатно, т.е. даром, удовлетворять свою похоть.
3. Принять участие в жестоких подпольных боях. В финале встретится со злодеем из Триады, убив его файерболом или, на худой конец, заклинанием «Ледяной молнии».
4. Стать посвященным в таинственном монастыре, затерявшемся в высокогорных районах Тибета, получить полную передачу всех сакральных тайн, после чего вернуться на Родину в качестве гуру и, собрав общину из экзальтированных женщин, удовлетворять свою похоть.

В этой статье я расскажу о наиболее интересной и занимательной части пути – как  стать участником профессиональных боев в Таиланде.
Стать участником проф.боев не просто, а очень просто. Для этого достаточно подойти к резиденции Его Величества и, подобно Ж.К. Ван Дамму в к/ф «Кикбоксер», широко расставив ноги и потрясая сжатыми кулаками, громко орать: «Tang Po! Give me Tang Po!». 100%-я гарантия немедленного боя с полицейским нарядом и одновременно решается вопрос с жильем – переезжаете в казенное заведение на «all inclusive».
Зная, что некоторые особо рьяные адепты могут воспринять мой пассаж не только как догму, но и как руководство к действию, намекаю: я резвился и шутил. Оттачивал перо, так сказать. Вменяемая часть читателей моих опусов, скорее всего сочтет, что я шутил по поводу рьяных адептов, дееспособных к антиконституционным действиям перед резиденцией Его Величества Короля Таиланда. Отнюдь. Когда-то -еще при СССРе- один из моих знакомых, ревностно постигавший секреты кунг-фу в одном из подвалов небольшого украинского городка, три раза пытался совершить хадж в саму Шамбалу (с небольшим крюком через Тибет). Да и делов-то на самом деле было всего-ничего: пересечь где-то в Таджикистане границу СССР, оттуда до Тибета – два раза упал и на месте, лет 5-7 в монастыре, ну а там уже и к махатмам совсем недалече. Человека три раза снимали с границы. Говорят, что начальник пограничной заставы, территория которой находилась в намеченном для переходе коридоре, слезно просил адепта проложить путь в Тибет по территории, находящейся в ведомстве соседней заставы. Государство долго не разбиралось в высоких мотивах нарушителя границы. Сначала его хотели посадить на какой-то суровый срок, но затем, благодаря маме, купившей суды всех инстанций, несостоявшегося монаха и товарища великих махатм отправили на психиатрическую экспертизу. Через полтора года врачи вынесли вердикт о полном бессилии медицины перед таким уникальным случаем, и товарищ вышел на свободу. Тюрьмы и застенки псих.больницы не сломили волю адепта. Выход был найден! Он наладил космическую связь с махатмами. Трансивером выступало поваленное дерево где-то в окрестных лесах. Работал «прибор» достаточно просто: адепт залезал под дерево, настраивался на ментальную частоту Шамбалы и начинал сеанс общения с махатмами. В конце ноября, после очередного сеанса связи, пролежав на сырой холодной земле часа четыре кряду, товарищ заснул и больше в этом мире не просыпался.
На самом деле для того, чтобы принять участие в профессиональных боях, нужно немного. Основным компонентом этого немногого является ваша личная подготовка, где лейтмотивом выступает общефизическая подготовка, выраженная на практике, прежде всего тем, что вы не заливаете рвотными массами территорию кэмпа после кросса либо 5-ти раундов работы на падах и лапах. Однако  блевотоустойчивость не является главным критерием хорошей физической формы. У тайцев не существует канонизированных норм и стандартов физической подготовки подобно канувшим в лету нормам ГТО. Физическая дееспособность бойца определяется «на глаз». При этом  качество кросса оценивается на основе нескольких вариантов: добраться до лагеря, одолев 9 км (при обязательных 10-ти) на карете скорой помощи (вариант «А»); добраться до лагеря, одолев маршрут на «случайно» попавшемся тук-туке – моторикше (вариант «Б»); доползти добежать до лагеря через час после прибытия в лагерь последних, отбившихся от основной группы бойцов-аутсайдеров (вариант «В»); добежать до лагеря в числе самых последних аутсайдеров, а это где-то не более 10-15 минут разрыва от основной группы (вариант «Г»); добежать до лагеря в составе основной группы (вариант «Д»). Т.к. вариант «Д» - это, собственно говоря, из области фантастики, настоятельно рекомендую в качестве «проходного» билета к боям, использовать вариант «Г». При этом существует одна небольшая хитрость: в непосредственной близости от лагеря следует качественно сыграть одну из двух возможных ролей. Первая из них проходит под кодовым названием «Добропорядочная хозяйка на птицефабрике». Секрет этой роли прост – замыкая строй, совершать в процессе бега зигзагообразные передвижения, при этом махая руками, как бы загоняя разбежавшихся цыплят в курятник. Как правило, группа аутсайдеров целиком состоит из худосочных детей-недоедышей и, вполне естественно, что любой наблюдатель приходит к определенному выводу: этот фаранг обладает достаточным потенциалом для бега в составе основной группы, но чрезмерная забота о детях вынуждает его преступить через свое эго и сопровождать детей до границы лагеря. Вторая роль варианта «Г» называется «Заботливый сержант». В целом  набор телодвижений данной роли практически полностью идентичен «Добропорядочной хозяйке», за исключением одного: к зигзагообразным передвижениям и махам руками добавляется эдакий отеческий прищур: «Эх, я вас сейчас, черти нерадивые! А ну-ка, навались ребята, совсем немного осталось!» Тут уже и ежу становится абсолютно ясно, что дядька-фаранг мега-крут, он не просто сопровождает отставших, но и всячески поддерживает мир во всем мире, распространяя доброту и вселенскую любовь ко всем живым существам. Наилучшие образцы самого качественного отеческого прищура можно позаимствовать у: актера Б. Щукина, сыгравшего роль В.И. Ленина в к/ф «Ленин в октябре», актера, сыгравшего роль папы Карло в к/ф «Приключения Буратино», коня, в к/ф «Тереза Орловская» и Ю.Ю.Сенчукова – основателя стиля «Контен». Сомневающихся в своем актерском мастерстве могу успокоить: после 10-ти километрового кросса ноги сами совершают зигзагообразные передвижения, руки двигаются по абсолютно немыслимым волнообразным траекториям, а перекошенное лицо со скошенными к переносице глазами вполне сойдет за отеческий прищур. Таким образом, задача упрощается и сужается до одного несложного действия: переставлять ноги в кильватере рассеявшихся аутсайдеров, не давая своему телу упасть в придорожную ирригационную канаву.
При работе на падах тайцы оценивают дееспособность бойца по нескольким критериям: техника (1), функциональная выносливость (2), позволяющая работать на протяжении пяти раундов во взрывной манере (3), и наносить сильные (4) удары.
Последним немаловажным критерием оценки готовности бойца является его психологическая подготовка или, попросту говоря, – его дух. Тайцы не проводят специальных психологических тестов на проф.пригодность, тем не менее  огромный практический опыт позволяет многим тренерам и промоутерам безошибочно определить степень психологической готовности человека. Юношеские эмоциональные всплески и «души прекрасные порывы» а-ля «Some day I’ll fight in kumite and make my farther proud» не оцениваются в качестве бойцовского потенциала. Такие порывы возникают, как правило, в двух случаях: в период с 15 декабря каждого года до 1 января следующего, когда адепт дает себе торжественное обещание с Нового года начать все по-новому и, в первую очередь, настойчиво тренироваться по 12 часов в сутки; и более краткосрочный душевный порыв, вызванный прочтением какой-нибудь книги или истории о человеке, безраздельно отдавшем себя делу боевых искусств. Душевный пожар новогоднего порыва окончательно гаснет утром 1-го января наступившего года, потушенный неимоверным количеством выпитого спиртного и сожранного оливье. Благородный порыв, вызванный примерами из жизни, как-то плавно угасает сам собой, забитый бытовой рутиной и обыденными ежедневными проблемами.
Товарищи, приехавшие в лагеря из различных сытых зарубежных стран, часто декларируют свою неистовую готовность выйти на ринг Люмпини или Раджадамнерна "прямо здесь и сейчас". Тем не менее  в лучшем случае, их выпускают на первый бой спустя три месяца тренировок в лагере. Среднестатистический срок – полгода. Причина проста: за декларацией нет абсолютно ничего. Причём, вообще. И дело даже не в убогой и корявой технике и полном отсутствии физической подготовки. Суть – в подходе к тренировкам, где и проявляется дух человека. Фарангов не заставляют в обязательном порядке работать в стандартном режиме, в котором занимаются тайские бойцы. Хочешь – беги кросс, не хочешь – не беги. И такое отношение ко всему. Но при этом  тайцы четко отслеживают отношение к тренировкам каждого из участников процесса, делая при этом соответствующие выводы. Например, в том же  Каевсамрите утренний десятикилометровый кросс из всех фарангов ежедневно бегали всего три человека: Аркадий, я и жадный потомок иокогамских самураев - японец Ниши. Не осилить минимальный набор из пяти штатных раундов на падах и сорокаминутной возни в клинче (часто на последнем издыхании) считалось среди правильных пацанов (я и Аркадий) просто западлом. Тот же японец Ниши не знал о подобных «понятиях», но честно отпахивал весь тренировочный процесс до последней минуты. На первый взгляд, в пяти раундах и получасовой борьбе в клинче вроде бы нет ничего сложного. На самом деле, даже если не брать в расчет кросс или тридцатиминутные прыжки на скакалке, пять раундов в тайском темпе и тридцать – сорок минут тайского клинча могут довести до коматозного состояния спортсмена, относительно нормально подготовленного по нашим меркам, т.е. нормально выдерживающего стандартную тренировку в наших климатических условиях. В Таиланде приходится вплотную сталкиваться с таким явлением, как акклиматизация. Интересно то, что эта штука очень часто не нахлобучивает в течение первых двух-трех дней, а «бьет» по организму с отсрочкой в неделю – полторы. Это необходимо учитывать тем бойцам, которые едут в Таиланд именно за «подраться», а не просто провести время, нерегулярно посещая лагерь для поднятия собственного статуса, но регулярно трахающих все, что не успело скрыться в норах или спрятаться в кронах деревьев.

Из блога Сергея Дубова, Monkey Nak Muay, с его разрешения. http://www.liveinternet.ru/users/monkey_nak_muay/

Похожие по тематике публикации:



Комментариев нет:

Отправить комментарий